Наиль Фарукшин (pere_noel_f) wrote in ovsch,
Наиль Фарукшин
pere_noel_f
ovsch

Categories:

«Я постоянно думаю как редактор и не знаю, как лечить эту болезнь»

О том, как «Кубок бесконечности» едва не стал «Лигой справедливости», о подборе источников и редакторов, важности вопросного «фана» и «отходняке» в своем интервью рассказал один из редакторов третьего этапа ОВСЧ (и будущий редактор СтудЧРа) Антон Саксонов.



— Твое имя в сознании чгкшников уже неразрывно связано со словом «бесконечность». Как появилась идея сделать, во-первых, Кубок бесконечности и, во-вторых, сателлитные турниры?

— Идея запустить собственную линейку турниров окончательно созрела к марту 2019 года. Начало 2019 года в моей жизни было очень турбулентным периодом. Это косвенно помогло отбросить последние опасения касательно реализации большой идеи.

Мне хотелось сделать серию турниров с яркой идентичностью, своими фишками. Над названием долго не думал — я в некотором роде гик, поэтому параллель с марвеловскими «Мстителями» напросилась как-то сама собой.

Правда, рабочим названием линейки было «Кубок Таноса», а название «Кубок бесконечности» было вторым в списке. Хотя нет, третьим. Вторым было «Infinity Cup», но как мне тогда заметил Андрей Скиренко, КБ и сокращается лучше, и не создает ощущения, что мы разыгрываем автомобиль.

Запуск же сателлитных турниров позволил привлечь к «бесконечностям» нескольких крутых редакторов, которым не близок формат редакторских баттлов из первоначальной линейки.

— Насколько тебе комфортно в роли организатора? Все-таки эта рутина сильно отличается от творческого процесса.

— Достаточно комфортно. Мне нравится организовывать процессы и упорядочивать дела, хотя по моему рабочему столу так не скажешь. Наиболее монотонное занятие — многократная вычитка пакета (а в сегодняшних реалиях — и презентации) перед сдачей. Но мне ли, букволюбу, жаловаться.



— В этом сезоне в Кубке бесконечности несколько изменился формат голосования за редакторов — вместо абсолютного плебисцита прошлого сезона ты добавил жюри из четырех редакторов. И некоторых из игроков это не устроило. Как ты считаешь, до какой степени организатор в подобных случаях должен слушать свою аудиторию? И как понять, голос ли это большинства участников или просто не понравилось кому-то одному?

— Конечно, слушать свою аудиторию нужно — иначе для кого мы работаем? В то же время моя задача как организатора — обеспечить наиболее объективное и аргументированное голосование.

Исходя из своего опыта как редактора, так и орга, рискну высказать мнение, что текущая комплексная модель голосования на КБ (голоса команд + жюри) — наиболее оптимальная из существующих в ЧГК.

— Как ты выбираешь, кого позвать в редакторы своих «бесконечных» турниров?

— Очень просто: тех редакторов, чьи вопросы мне нравятся. При этом еще учитываю, кто из них в текущем периоде теоретически может взять еще один тур/блок в работу.

Это, конечно, не означает, что редакторы, которые на данный момент не были представлены в моих турнирах, мне не близки по своему творчеству. Кому-то я не предлагаю из-за обилия их собственных проектов, кто-то отказывается, на кого-то есть планы на будущее.

— Многие — да что уж там, ты даже сам один раз так сделал — уже начинают путаться между «Кубком бесконечности», «Кубиком бесконечности» и «Бесконечными землями». В связи с этим ты сказал, что задумаешься о ребрендинге. Раскроешь секрет, какие варианты названий рассматриваешь?

— Давай лучше скажу, что точно не «Лига справедливости». :) Такое название я рассматривал для «Бесконечных земель», когда эта серия турниров только зарождалась, но Артём Колесов хорошо подметил, что «Лига справедливости» не взлетела в прокате. К тому же сокращение ЛС уже занято (Лигой Сибири, — прим. ред).

Кстати, именно Артём придумал название «Бесконечные земли», которое отсылает к кроссовер-серии комиксов «Crisis on Infinite Earths».


Именно так должны были выглядеть редакторы «Бесконечных земель» изначально


— Сейчас ты делаешь примерно по туру в месяц, не сбавляя в качестве, а еще успеваешь делать сайдовые проекты вроде «Турнирума». Не боишься такими темпами быстро исписаться?

— Сразу вспоминается ответ Стивена Кинга на вопрос Джорджа Мартина (How the f*ck do you write so many books so fast?)



Хотел бы сказать, что я целиком следую методу Кинга, но это было бы лукавством. В редактуре мне очень важно поймать волну настроения — когда на драйве пишешь несколько хороших вопросов друг за другом.

Когда у меня так получается, мне нужно некоторое время остыть и прийти в себя перед тем, как снова сесть за работу. Причём этот «отходняк» имеет самые разные проявления — вплоть до того, что в буквальном смысле всё начинает валиться из рук. Но несмотря на зависимость от этих творческих наплывов, я приучил себя работать по определённому графику и преодолевать писательский блок.

Мне кажется, для редактора главный показатель того, что он выходит в тираж, это сделки с совестью: мол, на тестах не очень зашло, а мне нравится. Пока что у меня такого не происходит, поэтому страха исписаться на данный момент нет.

— А как ты на этой волне настроения «договариваешься» с источниками?

— Дефицита источников у меня нет, всегда есть, что почитать. Тут именно что вопрос творческого настроя — когда чувствуешь свою волну, то надо сейчас же садиться, отключаться от всего остального и работать.

— Во время нашего предыдущего разговора ты сказал, что после тестов выбрасываешь 60–70% вопросов. Поменялось ли что-то сейчас, спустя два года, когда глаз стал более наметанным?

— Высокий процент отсева помогает добиться желаемого качества. Поэтому до сих пор выкидываю не меньше половины, даже если многим тестерам выброшенные вопросы понравились.



— Как ты определяешь, что нужно выкинуть? Могут ли в принципе на это повлиять тестеры? И куда уходят выкинутые вопросы?

— Часть вопросов, которые выбрасываю, не доходит и до первых тестов. Нередко бывает так, что в момент выписывания факта мне нечто показалось интересным и поводным, а через несколько дней сам себя спрашиваю, зачем я вообще это выписал.

Если говорить о голосовых тестах, то в первую очередь я смотрю на эмоции, которые вызывает вопрос, и именно по эмоциональному фидбэку понимаю, стоит ли материал дальнейшей работы.

Есть, конечно, и много других критериев отбора, но уровень вопросного «фана» мне, пожалуй, важен больше всего.

С выкинутыми вопросами я расстаюсь легко. Если несколько раз не удалось нормально задать вопрос, я просто забуду о нём. У меня нет папок «г-2», «г-3».

— Выбирая между тем, чтобы сделать тур на свой турнир или сторонний, что ты выберешь и почему?

— Я стараюсь сделать так, чтобы «бесконечные» турниры были эталоном хорошего ЧГК среднего уровня сложности, поэтому свои пакеты у меня в приоритете.

Сложность на ОВСЧ заметно ниже, чем на «бесконечных» турнирах, поэтому для меня это хорошая возможность задать накопившиеся более простые вопросы. Хотя 2–3 вопроса уровня сложности ОВСЧ для баланса я ставлю и в свои туры на «бесконечностях».

— Остается ли при такой насыщенной работе над вопросами время на то, чтобы просто поиграть?

— Остаётся, но во время вопросов я постоянно думаю как редактор и не знаю, как лечить эту болезнь. Хотя нередко подход «мыслить как редактор» помогает взять вопрос самым неожиданным образом. Поэтому свою лепту в командную работу я вношу.


Команда «Вжух» (Санкт-Петербург) выиграла турнир «Квизобрейн». Слева направо: Павел Ершов, Кристина Кораблина, Наталья Комар, Наталья Горелова, Николай Коврижных, Антон Саксонов


— Наташа Комар мне некогда рассказывала, что когда во «Вжухе» собираетесь ты, Коля Коврижных и Паша Ершов, то кроме обсуждения вы еще и придумываете кучу идей для вопросов. Расскажи, как это происходит? И какое в твоем творчестве соотношение вопросов, которые пришли от идеи, и вопросов, которые идут от фактов?

— После придумывания ответа иногда остается время порассуждать командой на тему «а что, если». Потом на тему вот этого «what if» идет проверка по базе, поиск фактов, и идея может перерасти в вопрос. Впрочем, сейчас я не могу вспомнить ни одного своего вопроса, который был написан таким способом, хотя не исключаю, что такие вопросы у меня были.

Многие вопросы я действительно пишу «от идеи». Это может быть самая простая идея, например, почитать об истории появления классического анекдота, или сначала придумываешь ответы, а потом ищешь под них фактуру. Точное соотношение вопросов, написанных «от факта» и «от идеи» сложно определить, навскидку я бы сказал, что где-то пополам.

— В прошлом сезоне мы предлагали тебе делать тур для СтудЧРа, но ты отказался, сказав, что, возможно, будешь его играть. Но в итоге не сыграл, хотя для этого и не надо было никуда ехать за пределы Питера. Почему?

— Как игрок я не получаю удовольствия от онлайн-чемпионатов.

Зато я буду причастен к следующему СтудЧРу как топ-редактор тура Наташи Комар и Оли Сарницкой, чей редакторский тандем мне кажется очень перспективным.

— В поле «Источник» у тебя часто встречаются англоязычные книжки. Ты их покупаешь или качаешь где-то с пиратского сайта? И как ты выбираешь, какую именно начать читать?

— Например, бывает так: просыпаюсь с мыслью, что сегодня хочу почитать про историю применения ядов, гуглю англоязычные книги на эту тему. Вижу, например, The Royal Art of Poison by Eleanor Herman, читаю первые страницы гугл-букс — понимаю, что крутой источник. Читаю все доступные в гугл-букс отрывки, делаю выписки, потом пытаюсь найти другие фрагменты этой книги.

Самое удачное, если книгу удается найти целиком в открытой библиотеке — например, на https://archive.org/.

Не использую пиратские сайты, не покупаю дорогие книги (а хорошие «поводные» англоязычные книги-источники обычно дешево не купить). Удовлетворяюсь фрагментами.

Ещё часто бывает, что факт находится в какой-нибудь статье, потом я нахожу книгу-первоисточник автора статьи, проверяю наличие факта в этой книге и, если все хорошо, делаю ссылку на неё.

— Расскажи подробнее, почему не пользуешься пиратскими сайтами.

— Потому что мама вырастила меня порядочным мальчиком. :)

Может, я старомоден, но верю в то, что скупой платит дважды.

— Чего не хватает спортивному ЧГК?

— Известности нашего спорта за пределами ЧГК-тусовки.

— Ты говорил, что «то и дело хочется поставить в тур какой-нибудь безумный вопрос». Будет ли такой в твоем туре ОВСЧ?

— Вряд ли — заявленная сложность не позволяет разгуляться :) Зато будет как минимум один вопрос по безумной истории.



Задавал вопросы и делал плохие коллажи Наиль Фарукшин.

Посмотреть, где будет играться третий этап ОВСЧ, который подготовит, в том числе, и Антон, можно на сайте рейтинга: синхрон, асинхрон; другие его работы смотрите в Базе. Предыдущие интервью редакторов ОВСЧ можно почитать по ссылкам ниже.

«Если мне кажется, что об этом можно спросить, то я пытаюсь спросить» (Максим Мерзляков);

«Моё эго радостно урчит, слыша отзывы играющих людей. Не важно, хвала это или хула» (Иван Ерёмин, Илья Кукушкин и Максим Карачун);

«Хотелось бы вернуться в оффлайн всем» (Михаил Малкин, Дмитрий Родионов и Павел Столяров).

Больше информации об ОВСЧ смотрите здесь, больше интервью читайте в паблике «Студенческое ЧГК в России» или аналогичном телеграм-канале.
Tags: XVIII ОВСЧ, Интервью
Subscribe

  • Редакторы сезона 2021–2022

    Мы писали, что объявим итоги тендера на редактуру ОВСЧ сезона 2021–2022 5 апреля. Поскольку проведение тендера и переговоры немного затянулись,…

  • Тендер на редактуру ОВСЧ сезона 2021/22

    Открывается приём заявок на редактуру XIX Открытого всероссийского синхронного чемпионата (ОВСЧ) сезона 2021-2022 годов. Чтобы подать заявку,…

  • Итоги XVIII ОВСЧ

    Завершился XVIII сезон Открытого всероссийского синхронного чемпионата (ОВСЧ). Несмотря на пандемию, в нем участвовало более 1300 команд из 205…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments